Трехколесная Формула-1, а почему бы и нет…

Чего только не рождалось в талантливых головах инженеров и конструкторов Формулы-1…

Неопределенность и неточность законов рождает разброд и шатания в головах. Субъекты начинают искать лазейки и проплешины в законодательстве, выдумывать какие-то способы обойти его и всячески обмануть законодателей. В жизни это обычно приводит к непосредственной беседе с представителями тех самых законодателей в форме и без таковой, а в автоспорте – к отчислению из рядов участников. Формула-1 всегда была полна всяческими инженерами, которые, тщательно изучив Технический Регламент, выдавали на гора проекты один фантастичнее другого, соответствующей же практической ценности. Среди этих инженеров есть настоящие аксакалы, всю жизнь посвятившие работе с Регламентом. К таковым принадлежит Энрике Скалаброни – настоящий Король неудачных проектов и несостоявшихся команд Ф1.

В 1993 году этот аргентинский инженер-конструктор предложил концепт трехколесного болида Ф1.

На мысль о трехколесной машине Энрике натолкнула статья Технического Регламента, образца 1993 года, в которой говорилось о том, что болид Ф1 не может иметь полный привод. В оригинальном английском варианте эти слова звучат, как «4 wheels drive», что в дословном переводе означает – привод на 4 колеса. Там же говорилось о том, что управляемыми должным быть, по меньше мере, два колеса.

Логика у Аргентинца сработала на «ура». Раз машина не может иметь четыре ведущих колеса, то мы сделаем три ведущих, а четвертое – задвинем куда подальше. В итоге, на бумаге появилась четырехколесная машина, с двумя средними, одним передним и одним задним колесами. Особой пикантности проекту придавало то, что переднее и заднее колеса были управляемыми, а ведущими при этом были – оба средних и заднее. К сожалению, это чудо техники никогда не было построено, так что обсуждать проект можно лишь руководствуясь рисунками и чертежами.

Средние колеса предлагаемой модели находились в области головы пилота и крепились к боковым понтонам посредством обычной подвески. Единственное же переднее колесо, фактически вставленное в носовой обтекатель, имело подвеску, схожую с мотоциклетной. Оно было закрыто небольшим конусом, к  которому крепилось переднее антикрыло. Маленькое переднее колесо, как и в случае со знаменитым шестиколесным Tyrrell P34, обеспечивало меньшее сопротивление воздуха по сравнению с обычными колесами. По предварительным просчетам, сопротивление уменьшалось на 25%. Из них порядка 10% тут же «упирались» в огромное заднее антикрыло, но зато оставшиеся 15% - это была чистая скорость болида.

В задней части машины, как раз там, где должна быть полноценная подвеска, скрывалось единственное заднее колесо. От этого корма болида выглядела чрезвычайно вытянутой. В ней, кроме колеса, полностью закрытого капотом, находились две трансмиссии – одна обычная и одна карданная, для заднего управляемого колеса. Коробка передач в целях экономии места располагалась вертикально. Предполагалось, что на болиде будет использоваться восьмицилиндровый V-образный мотор. По своим характеристикам он, в отличие от десяти и двенадцатицилиндровых, идеально подходил для такого типа компоновки машины. Двигатели V10 и V12 производили слишком сильную вибрацию, что должно было делать управление болидом затруднительным, ведь второе управляемое находилось прямо возле мотора…

Впрочем, все расчеты и предположения производились на бумаге, и никаких стендовых испытаний по причине отсутствия построенного болида не проводилось. А потому о преимуществах необычной конструкции можно лишь поговорить…