Лучше позже, чем никогда

Хотя, лучше бы это случилось намного раньше!

В 2008 году Формула-1 опять получит то, что утратила много лет назад по воле власть предержащих чиновников от автоспорта, – клиентские шасси, которые любой состоятельный командовладелец сможет приобрести у любого же производителя. Это несомненное благо, которое в свое время позволяло частникам экономить деньги на разработке и производстве шасси, покупая готовые прошлогодние модели. Бум покупных машин пришелся на 70-е годы, когда большая часть пелетона ехала именно на купленных машинах. Но затем, в целях повышения конкурентоспособности чемпионата, было введено правило, разрешавшее командам выступать только на машинах собственной постройки, либо купленных у производителей, на тот момент не участвующих в Ф1.

Тем самым чиновники одним росчерком пера выкопали глубочайшую пропасть между лидерами чемпионата – так называемой Большой Четверкой (в том или ином обличии) и всеми остальными участниками, которые в принципе не могли их догнать. Несомненно, всплески активности и результативности имели место (вспомните хотя бы успехи Jordan и Stewart образца 1998-1999 годов), но они носили скорее разовый, чем системный характер. А ведь если бы тогда те же Minardi или Tyrrell получили возможность покупать шасси у, например, того же McLaren или Benetton, вместо того чтобы годами мучится с собственными машинами, построенными полузадней ногой на коленке в рамках удешевления производства, разве Чемпионат не стал бы интереснее? К сожалению, Экклстоун и Мосли сотоварищи додумались до этого только в 2006 году, да и то не потому, что решали вопросы конкурентоспособности Ф1, а потому что команды научились бороться с приснопамятным правилом.

Пример Toro Rosso и Super Aguri очень явственно показал, что уличить команду в покупке шасси можно только в одном случае – если она сама в этом признается. Никаким другим способом поймать ее за руку решительно невозможно. И Макс Мосли – прекрасный юрист, близко знакомый со всеми проблемами авторского права, отлично это понимает. Доказать, что некая команда «Х» воспользовалась чертежами и разработками команды «Y» невозможно, в первую очередь, из-за нежелания самих команд это делать. И даже простое сличение машин, даже поставленных рядом, ничего не даст – если команды используют разные двигатели, значит, у них будет хоть немного отличаться задняя часть, а значит, это все же будут разные шасси со строго юридической точки зрения (обратите внимание на RB3 и STR02, которые будут ездить в следующем году).

А еще можно воспользоваться способом, который готовы опробовать в Super Aguri, – все коммерческие права на болид Honda образца 2006 года уже давно переданы некой японской компании, которая, и это важно, не имеет никакого отношения к разработке шасси Honda 2007 года. Затем эта фирма просто продает чертежи Super Aguri, не нарушая при этом Регламент Ф1, – она-то сама больше не представлена в Чемпионате. Впрочем, и в этом случае можно обойтись без сложных махинаций – сличить машины по описанным выше причинам не получится. Опять таки, нельзя забывать, что от гонки к гонке инженеры несколько меняют внешний вид болидов за счет смены аэродинамических элементов. А уже совсем на крайний случай в Super Aguri есть целое конструкторское бюро, которое с радостью в любой прессе и на заседании любых Апелляционных Судов, заявит, что разработала это шасси самостоятельно.

Макс Мосли далеко не дурак, и прекрасно понимает, что если проблему нельзя решить, то нужно устранить причину ее возникновения. С приходом все большего числа крупных автоконцернов в Ф1 «дочерние» команды со временем и так начали бы появляться. И со временем, в том или ином виде, они начали бы использовать «покупные» шасси. А значит, чтобы лишить их необходимости елозить по правовому полю и искать обходные пути, а заодно и избавить FIA от необходимости разбирать явно бесцельные апелляции по этому поводу, Макс просто устранил саму проблему – и легализовал покупку готовых болидов.

Вот только сделать это надо было на несколько лет раньше…