Это было интенсивный период! Но я это любил...

В тот водоворот событий, подобный тому, в который попал Михаэль Шумахер на Гран При Бразилии, редко с ним до этого случался. Джонатан Нобл из autosport.com после финиша гонки побеседовал с немцем на эту тему.

Джонатан Нобл: Как ты прокомментируешь эту гонку?
Михаэль Шумахер: Гонка была хаотичной, я думаю это правильное определение. У нас сегодня был великолепный болид, и на каждом круге скорость по отношению к другим была просто огромной.

Поэтому я хочу сказать, что сезон завершился отлично, учитывая уровень нашей техники, но для меня - нет, потому как я не достиг желаемого результата… Для Филиппе все прошло очень хорошо – он стал первым бразильцем, кто победил у себя дома после Айртона Сенны! И я хочу его вновь поздравить с этим достижением!

Д. Н.: Почему тебе так не везло весь этот уик-энд?
М. Ш.: Я не знаю, почему именно так, как произошло, но это тоже часть гонок.

Д. Н.: Между тобой и Физикеллой была схватка, закончившаяся проколом покрышки. Это был честный бой?
М. Ш.: Я не могу быть судьей в этой ситуации, со своей позиции я мало что видел. Я не почувствовал, что резина проколота. Единственное, что было, так это чувство, как будто бы резина не работает как надо. Не более…

Д. Н.: Весь уик-энд ты выглядел не возмутительным, несмотря на то, что очень много людей хотели с тобой побеседовать…
М. Ш.: Это было как в Монце – мы не позволяли команде быть в состоянии аффекта. Нам требовалось выиграть Кубок Конструкторов, поэтому все лишние эмоции были отсечены. Для победы нам требовался дубль на финише гонки, поэтому мы максимально сконцентрировались. Это было очень тяжело, но, тем не менее, никто не расслаблялся.

Д. Н.: Как ты думаешь, когда ты осознаешь, что больше не являешься пилотом Ф1?
М. Ш.: У меня нет ответа. Я не знаю, когда это случится. Есть очень много вопросов, на которые у меня нет ответов.

Д. Н.: И тебе не о чем будет жалеть?
М. Ш.: Я думаю, мне будет не хватать фанатов, поддерживавших меня в каждый момент моей карьеры и всегда находившихся рядом. Их поддержка помогала мне быть в форме, даже тогда, когда это было особенно тяжело. Все эти годы это было самым важным для меня. Я могу только сказать, что очень благодарю этих людей и этих фанатов.

Д. Н.: Как ни странно, но множество СМИ знают Ф1 вместе с Шумахером, и, наверное, это будет странным для тебя быть вне Ф1?
М. Ш.: Слишком рано отвечать на этот вопрос, потому что для меня не было времени над этим подумать.

Д. Н.: Какой для тебя сезон Ф1 самый дорогой?
М. Ш.: Безусловно, чемпионат 2000 года. Мы тогда очень тяжело работали и у нас было очень много препятствий, но, в конец концов, несмотря ни на что, мы все же победили. Поэтому, тот чемпионат я особенно люблю и ценю.

Д. Н.: Когда мы тебя снова увидим?
М. Ш.: Думаю, не скоро. На следующей неделе в Монце пройдет День Феррари, и я там буду. Там будет пресс-концеренция, и мы можем встретиться, ну, а после этого я возьму большой и длинный перерыв.

Д. Н.: Скажи, ты очень расстроен?
М. Ш.: Конечно, я очень хотел быть на подиуме в последней свой гонке, но произошло, то, что произошло. Теперь мы смотрим в будущее.

Д. Н.: У тебя уже есть какие-либо планы на будущее?
М. Ш.: На данный момент никаких планов. Но я уверен, что буду скучать по команде, где у меня так много друзей, поэтому мы обязательно встретимся!

Д. Н.: Что ты будешь делать 18 марта 2007 года?
М. Ш.: Это дата, когда стартует первая гонка… Ну, я буду со своими детьми или буду сидеть у телевизора и за этим наблюдать.

Д. Н.: Какие твои планы на вечер?
М. Ш.: Я проведу его в кругу семьи и друзей, и мы будем праздновать вместе!

Д. Н.: Люди говорят, что ты можешь поменять свое мнение, потому что все еще очень силен.
М. Ш.: В начале люди предполагают о твоем решении. Когда ты решение уже принял, как в моем случае, люди начинают спрашивать, когда я его поменяю. Весело, правда? Я на самом деле не имею никакого желания менять свое решение.

Д. Н.: Была ли эта гонка приятной в твоей карьере?
М. Ш.: Нет, но, тем не менее, она была хорошей. Все Ок!

Д. Н.: Со стороны казалось, что ты получил массу удовольствия по ходу гонки. Это правда?
М. Ш.: Да, конечно, особенно в конце, когда я по-настоящему начал наслаждаться собой, я видел, что в силах сократить отставание и вернуться в очковую зону. В конце я был близок к подиуму, поэтому основания для удовольствия были, но в начале гонки все было похоже на бурение скважины. Мы были так далеко в начале, что, казалось, шансов вообще никаких нет. Затем все стало на свои места, и мы начали получать наслаждение!

Д. Н.: О чем ты думал после взмаха клетчатого флага, отметившего окончание твоей последней гонки?
М. Ш.: У меня не было времени подумать над тем, что я тогда думал! ?

Д. Н.: Как ты думаешь, сколько тебе понадобилось бы кругов, чтобы финишировать на подиуме?
М. Ш.: Думаю, что около пяти.

Д. Н.: Что тебе сказала твоя семья? 
М. Ш.: После гонки мой отец был счастлив меня видеть, и он сказал: «Наконец-то, все закончилось». Он был очень рад. Я чувствую теперь себя спокойным за него, потому что, думаю, во время гонки его сердце билось сильнее, чем мое.

Д. Н.: Твоя карьера в Ф1 продолжалась шестнадцать лет. Для тебя это длинный или короткий период?
М. Ш.:  Это было интенсивный период! Но я это любил...